Сегодня: Нов.стиль:
24 июля 2024 года
Ст.стиль:
Акафист Святому Тихону Задонскому, святителю
Акафист Святому Тихону Задонскому, святителю

Святитель Тихон, епископ Воронежский. Святитель Тихон Задонский (в миру Тимофей), сын дьячка Савелия Кириллова, родился в 1724 году в селе Короке Валдайского уезда Новгородской губернии. В младенчестве Тимофей лишился отца и остался на попечении матери Домники и старшего брата Бвфимия. «Как я начал себя помнить, – вспоминал впоследствии святитель Тихон, – в доме, при матери нашей (отца своего́ я не помню), было нас четыре брата и две сестры; большой брат дьячкову должность отправлял, средний же брат был взят в военную службу, а мы все еще малы были и в великой жили бедности...». При таком положении Тимофей едва ли мог надеяться получить достаточное образование даже для исполнения церковной должности пономаря. Некий богатый бездетный ямщик полюбил Тимофея и хотел усыновить его. Он неоднократно просил об этом Домнику, обещая воспитать Тимофея как родного сына. Святитель Тихон вспоминал об этом: «Матушка моя, хотя и отказывала ему́ (ямщику) – жаль ей было отдать меня, но крайний недостаток в пропитании понудил ее отдать... Я хорошо помню, как, взяв за руку, она повела меня к ямщику. Старшего брата в то время не было дома. Когда же он возвратился, то спросил сестру: «Где матушка?» Та отвечала: «Повела Тиму к ямщику». Брат, догнав матушку, стал пред нею на колени и сказал: «Ямщику его отдадите – ямщиком он и будет. Я лучше с сумою по миру пойду, а брата не отдам... Постараемся обучить его грамоте, тогда он сможет к какой-нибудь церкви определиться в дьячки или пономари. И матушка воротилась домой».

В родительском доме Тимофей жил до четырнадцати лет.

В 1737 году были изданы два указа императрицы Анны Иоанновны, которые со всей строгостью предписывали «сделать церковно-служительским детям разбор, и лишних, особливо не учащихся, отдавать на военную службу». В Новгородской епархии, не имевшей тогда епископа, исполнение этих указов было особо ревностным.

Тимофей был привезен матерью в Новгород для поступления в Духовное училище. 11 декабря 1738 года он, по просьбе старшего брата, бывшего причетником в Новгороде, взявшего его на свое иждивение, был зачислен в Новгородскую Духовную славянскую школу при архиерейском доме. От чтения книг ему приходилось переходить к работе, от копания гряд – к школьным занятиям. «Таким образом, еще не будучи подвижником, Тимофей уже начал предвкушать жизнь подвижническую».

В 1740 году старанием нового епископа Новгородского Амвросия Духовная славянская школа была преобразована в Духовную Семинарию. Из общего тысячного состава учащихся Духовной школы Тимофей, как один из способнейших к наукам, был переведен во вновь открытую Семинарию и принят на казенное содержание. Начальство Новгородской Семинарии присвоило ему новую фамилию – Соколовский. О годах семинарской жизни святитель Тихон вспоминал впоследствии: «Я продолжал учение на казенном коште и терпел великую нужду, по недостатку потребного к содержанию, и так бывало: когда получу казенный хлеб, то из оного половину оставлю для продовольствия себе, а другую половину продам; куплю свечу, с нею сяду на печку и читаю книжку». Обучался Тимофей в Семинарии почти 14 лет: два года – грамматике и по четыре года – риторике, философии и богословию. Длительный период обучения связан с тем, что в недавно открытой Семинарии был недостаток учителей.

В 1754 году Тимофей окончил Семинарию. Один из исследователей так характеризует годы его пребывания в ней: «Во время всеобщего увлечения схоластикой, когда в самой Семинарии, воспитавшей святителя, преобладала над всем схоластическая ученость, когда между словом и делом, между мыслью и действительностью не было ничего почти общего, когда о многом и очень хорошо говорили, но очень мало или же совсем ничего не делали, святитель Задонский был человеком совершенно чуждым указанных недостатков и противоречий». Тимофей был назначен преподавателем риторики (1754–1758). Молодого учителя, отличавшегося необыкновенной сердечностью, скромностью и благочестивой жизнью, все очень любили и уважали: и ученики, и семинарское начальство, и Новгородские архиереи.

Будущий святитель в тот период своей жизни все более прилагал ум и сердце Богу, изучая дивные пути его и стремясь к иночеству и богомыслию (16, с. 14). Промысл Божий готовил в нем доблестного подвижника и светильника Церкви Русской и, охраняя его от опасностей, явно указывал на его высокое предназначение.

Святитель Тихон, по милости Божией, стяжал способность особого духовного зрения. Однажды в майскую ночь Тимофей вышел из келлии и увидел разверзшиеся Небеса и дивный свет. Вскоре после бывшего ему видения он окончательно решил стать иноком.

16 апреля 1758 года Тимофей Соколовский был пострижен в монашество с именем Тихон. После пострига он был вызван в Петербург, где Новгородский архиепископ Димитрий (Сеченов) рукоположил Тихона во иеродиакона, а летом того же года – во иеромонаха. В том же году иеромонах Тихон стал преподавать философию, и был назначен префектом Семинарии, но недолго оставался в этой должности. Епископ Тверской Афанасий (Вольховский), хорошо знавший дарования и благочестивую жизнь отца Тихона, ходатайствовал о его переводе в свою епархию. Указом Святейшего Синода от 26 августа 1759 года иеромонах Тихон был переведен в ведение Тверского архиепископа, который возвел его в сан архимандрита и назначил настоятелем Желтикова монастыря. В том же году архимандрит Тихон был назначен ректором Тверской Семинарии и настоятелем Отроча монастыря. Одновременно он состоял присутствующим в Духовной консистории и преподавателем богословия в Семинарии. 13 мая 1761 года архимандрит Тихон был хиротонисан во епископа Кексгольмского и Ладожского, викария Новгородской епархии, с тем, чтобы, управляя Хутынским монастырем, быть викарием архиепископа Новгородского. Так, на 37 -м году жизни, через семь лет по окончании семинарского курса и через три года по принятии монашества, архимандрит Тихон, по воле Божией, был облечен саном архиерейским.

В Новгороде святитель находился немногим более года. 3 февраля 1763 года, после кончины епископа Воронежского и Елецкого Иоанникия (Павлуцкого), он получил новое назначение – на Воронежскую кафедру.

Воронежская епархия, в состав которой, помимо Воронежской губернии, входили некоторые города Тамбовской, Орловской и Курской губерний, а также земля Войска Донского, нуждалась тогда в преобразованиях. Большим бедствием в жизни Воронежского края был раскол. Широкие степи Дона сделались с конца ХVII века удобным и излюбленным местом укрытия преследовавшихся правительством старообрядцев и сектантов. Нелегко было святителю Тихону бороться с нестроениями в церковной жизни. Его добрым намерением ставились препятствия как со стороны отдельных лиц, так и со стороны светской власти и даже духовенства. Но, невзирая на это, святитель стремился преодолеть раскол. Святитель Тихон, в первую очередь, заботился о подготовке достойных пастырей – через развитие и правильную постановку школьного духовного образования – и ввел строго уставное богослужение и требоисполнение. Духовное образование имело решающее значение в борьбе с расколом и сектантством. Святитель обратил особенное внимание на это. Поэтому-то его первой заботой была как организация школ для бедных детей духовенства, так и для самого духовенства. Святитель Тихон также старался ставить на духовные должности лиц достойных, внушал им правильное понятие об обязанностях своего звания. Заботясь о пастырях, святитель не забывал и о церковном благолепии: о ремонте и благоустройстве храмов, о церковной утвари, священных сосудах и святых иконах.

В Воронежском крае еще имели место давние языческие обряды. Особенно сильно возмущался дух святителя существованием «годового торжества» в честь языческого Божества Ярилы, сумасбродством и пьянством во время «масленицы».

В творениях его, появившихся в Воронеже, читаем: «Души многих находятся в худом состоянии... расслаблены, разболелись, требуют врачества и целительного пластыря»; «Христианской веры и жития равного... и следов не видано!»; «Предерзости, злодеяния, насилования, озлобления и прочая беззакония от злых и пагубных людей все более и более умножаются»; «Многие, нынешнего наипаче века, люди то до болезни, то до старости, то до смерти отлагают покаяние... грех тяжкий, и точно прелесть диавольская... Знак есть крайнего о спасении нерадения и сна греховного».

Святитель Тихон против этого принимал самые решительные меры. Однажды он сам явился на праздник Ярилы. Видя перед собою святителя, одни «от стыда... разбежались с площади игрища», другие «в угрызении совести» молча пали к ногам святителя, третьи «в горячности своего покаяния... испрашивали прощения». Игрищные и торжищные палатки в присутствии святителя были разрушены. После этого святитель Тихон произнес в храме проникновенное слово, во время которого народ плакал. Многие, увлеченные древностью языческого обычая, в смысл которого они не вдумывались, приходили к святителю и раскаивались в содеянном. Красноречивыми проповедями святитель Тихон также вернул в Православие не одну тысячу старообрядцев. «Влияние его на раскольников было велико, – отмечает историк. – Даже наиболее упорствовавшие из них, не возвратившиеся в лоно Православия, несомненно, чтили его».

Святитель Тихон был чрезвычайно деятелен, ни одной свободной минуты у него не проходило напрасно, он все слишком близко принимал к своему́ любвеобильному сердцу. Ни одной праздничной церковной службы не пропускал святитель Тихон и не оставлял без назидания свою паству. В своих поучениях он особенно ополчался против сребролюбия и различных видов хищения, безнравственных увеселений, против роскоши, скупости и недостатка любви к ближним. Святитель смело обличал во всей наготе и безобразии эти и им подобные пороки.

В 1765 году святитель преобразовал Воронежскую славяно-латинскую школу в Духовную Семинарию.

Постоянные труды и заботы, от которых святитель Тихон никогда не имел отдыха, а также неприятности и частые затруднения при исполнении благих намерений сильно расстроили здоровье святителя. Епископ Тихон сожалел, что не может с прежней неутомимостью трудиться на пользу Церкви Божией. 17 декабря ему была назначена пенсия и дозволено жить там, где он пожелает.

Недолговременна была церковно-общественная деятельность святителя Тихона на Воронежской кафедре – 4 года и 7 месяцев, но и за такой сравнительно короткий срок он оставил благотворный след и в области духовного просвещения, и в церковном благоустройстве, и в миссионерском деле. После ухода за штат святитель Тихон более 15 лет пребывал на покое в монастырях Воронежской епархии: до 1769 года – в Толшевском Спасо-Преображенском монастыре, а затем – в Задонском монастыре. В те годы святитель Тихон написал свои лучшие духовные произведения.

Во время пребывания святителя Тихона в Задонском монастыре его пастырские и аскетические добродетели достигли наиболее полного выражения.

Своей жизнью святитель учил всех окружающих тому, как надо жить, чтобы спастись. Подвижническая жизнь святителя Тихона, его неземная доброта утверждали людей в мысли о высоком достоинстве христианской веры.

Подвигами святителя Тихона на покое были, прежде всего, молитва и милостыня. После молитвы любимым занятием его была беседа с каждым о спасении души. Он собирал вокруг себя детей и учил их молиться Богу, входил в разговор с крестьянами и учил любви к труду и страху Божию, делил скорби несчастных. Иногда выезжал к знакомым, и чаще тогда, когда не ожидали его, но имели нужду в его советах. Кроме устных бесед, вел благочестивую переписку, излагал мысли в письмах. Плодом размышлений его о природе и о людях, который святитель Тихон завершил на покое, были «Сокровище духовное, от мира собираемое» (1770) и «Об истинном христианстве» (1776).

С годами святитель Тихон все более увеличивал свои подвиги, приготовляя себя к блаженной вечности. В конце жизни он предался уединению и безмолвию.

За три года до кончины святитель Тихон каждый день молился и со слезами просил Бога: «Скажи мне, Господи, кончину мою и число дней моих!» И вот однажды на утренней заре он услыхал тихий голос: «В день недельный будет конец жизни твоей». Это святитель открыл своему ближай­шему другу Отцу Митрофану. Духовный благодатный мир, который наступает после борьбы, в то время уже обитал в святой душе подвижника.

В праздник Рождества Христова 1779 года святитель в последний раз был в храме на Божественной литургии. 29 января 1782 года святитель составил духовное завещание, в котором, воздав славу Богу за все его благодеяния к нему, словами апостола Павла выразил упование на милость Божию и за пределами земной жизни. Свою кончину святитель предузнал и предсказал за три дня, позволив в тот день всем знакомым приходить к нему́ прощаться. 13 августа 1783 года, «в день недельный», в шесть часов сорок пять минут утра душа святителя разлучилась с телом. «Смерть его была столь спокойна, что как бы заснул». Так окончил свою многотрудную жизнь святитель Тихон Задонский.

12 августа 1861 года святитель Тихон был причислен к лику святых Русской Церкви. На следующий день в г. Задонске при огромном стечении паломников со всех концов России митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Исидором (Никольским) в сослужении многочисленных иерархов и духовенства были открыты мощи святителя Тихона. Светильник водружен на свещнице, «да светит всем, иже в храмине суть». Днем памяти святителя Тихона установлено 13 августа.

«Всенародное прославление святителя Тихона в теснейшем смысле принадлежит Церкви Христовой... Настоящее действие благодати Божией убеждает нас, что ...Православная Церковь столь же свята и непорочная пред Богом, как была во дни древние, что в ее сердце хранится в чистоте и неповрежденности истина и благодать Вселенской Апостольской Церкви, что она не есть неплодящая Церковь, но и доныне пребывает Церковью спасительною, делая нас, чад ее, несомненно, сынами Света и наследниками Света и наследниками Царства Вечного. Питать к ней всесовершенное уважение, повиноваться во всем ее установлениям и правилам есть священный и непременный долг каждого православного, ибо всякое отторжение от Православной Церкви, хотя бы оно было лишь внутренним, сокровенным действием души и состояло в несогласии чьих-либо мыслей и чувств с догматами, Духом и учреждениями церковными, ведет, несомненно, к душевной гибели».